«В науке нет границ». Доктор медицинских наук Михаил Ходосовский рассказал о своем пути в медицину и любви к музыкеRSS

29 июля 2021 10:46

В июне по результатам экспертизы в Президиуме ВАК доценту кафедры патологической физиологии имени Д.А. Маслакова Михаилу Николаевичу Ходосовскому присуждена ученая степень доктора медицинских наук. Автор более сотни научных работ, четырех патентов на авторское изобретение, 15 рационализаторских предложений, 20 внедрений результатов научных исследований в научный и учебный процесс рассказал о своем пути в медицине и любви к музыке.

Еще в школьные годы Михаил Николаевич решил продолжить дело своих родителей – врачей. Вначале он окончил с отличием медучилище в Гродно по специальности «фельдшер-лаборант», а затем поступил в Гродненский государственный медицинский институт на лечебно-профилактическое дело.


– Обучение проходило живо и интересно. Я участвовал в художественной самодеятельности, научных студенческих кружках на кафедрах биофизики, общей и детской хирургии. Самой плодотворной студенческая научная работа оказалась на кафедре немедикаментозной терапии и реабилитации, где под руководством Александра Валентиновича Разницына я трудился над своими первыми научными публикациями. Во многом благодаря этому после распределения в 1997 году я попал в лабораторию по изучению газотранспортной функции крови ЦНИЛ ГрГМИ, под руководством Михаила Владимировича Борисюка. Именно тогда он дал мне то научное направление, в котором я работаю по сей день – проблема кислородного парадокса при ишемии-реперфузии печени. В основе идеи исследования лежали работы Дмитрия Андреевича Маслакова по перевязке печеночной артерии у экспериментальных животных, поэтому в 2000 году он предложил мне продолжить работу на кафедре патологической физиологии, где я тружусь по настоящее время. Тематика исследований на кафедре патологической физиологии тогда и сегодня затрагивает патофизиологические механизмы реперфузионного синдрома в различных органах, поэтому мне было легко и комфортно работать, развивая первоначальное научное направление. Хочется отметить сотрудников кафедры нормальной физиологии и лично Виктора Владимировича Зинчука, который после безвременной кончины М.В. Борисюка достойно продолжил развивать научное направление участия газотранспортной функции крови в развитии дизоксических состояний. Все эти годы он продолжал руководить моей научно-исследовательской работой, что вылилось сначала в защиту кандидатской (2003), а теперь и докторской диссертации.

Михаил Николаевич отмечает, что, основываясь на открытии кислородного парадокса в печени, который был установлен работами М.В. Борисюка и Д.А. Маслакова, в дальнейшем ему пришлось изучить данный парадокс с точки зрения участия процессов перекисного окисления липидов, изменения сродства гемоглобина к кислороду. Именно результаты этих исследований легли в основу его кандидатской диссертации.

– Однако, тематика исследования не была исчерпана, поскольку, установив патогенетическую роль кислородтранспортной функции крови и окислительного стресса, возникла проблематика коррекции кислородного парадокса в печени при ишемии-реперфузии, – поясняет доктор медицинских наук. – Более того, развитие трансплантологии в Беларуси подтолкнуло нас на разработку концепции применения газотрансмиттеров для коррекции метаболических нарушений, возникающих при ишемии-реперфузии печени.Первые операции по пересадке печени стали проводиться в Беларуси с 2008 года. Нам было очень интересно наблюдать за развитием этого направления: мы следили за коллегами и за тем, какие трудности у них возникают – например, ранняя дисфункция трансплантата. Как выяснилось, это в большой степени обусловлено тем самым кислородным парадоксом в печени. Своим экспериментальным исследованием нам хотелось показать, что есть новые способы коррекции этой патологии. Между тем, безусловно, они нуждаются в дополнительных клинических исследованиях, так как эксперименты на животных нельзя безоговорочно транспонировать на человека.

Однако получению таких результатов предшествовал труд большой команды исследователей, которые с энтузиазмом включились в изучение этой темы. Экспериментальная часть длилась более 14 лет, что было обусловлено не только большим объемом работы, но и появлением в науке новых веяний. Докторская диссертация – это труд большого коллектива, многих отделов и кафедр университета. И Михаил Николаевич без ложной скромности подчеркивает, что успех на защите – это заслуга не только автора научного исследования.

Большой вклад в данную работу внесли многие теоретические кафедры –  кафедра нормальной физиологии, где работает мой научный консультант Виктор Владимирович Зинчук, кафедра гистологии, цитологии и эмбриологии, где выполнялись морфологические и гистохимические исследования, кафедра общей и биоорганической химии, сотрудники которой помогали в реализации синтеза  определенных соединений. Кроме этого можно говорить о полезной консультативной помощи кафедр фармакологии, биологической химии, медицинской и биологической физики, кафедры русского и белорусского языков. В то же время хочется поблагодарить ректорат за оказанную поддержку в процессе защиты докторской диссертации, и лично проректора по научной работе Сергея Борисовича Вольфа, который помогал находить выходы из непростых ситуаций и стимулировал к достижению результата. Отдельную благодарность хочется выразить коллективу кафедры патологической физиологии имени Д.А. Маслакова. Без вашей помощи и понимания такую работу невозможно было бы выполнить, ведь кроме научной работы на кафедре постоянно идет учебный процесс.


Михаил Николаевич благодарен своим учителям и тем патофизиологам республики, которые оценили этот труд и оставили положительные отзывы о проделанной работе. Однако, как замечает доктор медицинских наук, для него с присуждением ученой степени по большому счету ничего не изменилось – он по-прежнему остается исследователем, которому интересны все новые веяния в науке и в патофизиологии, в частности.

– Конечно, на этом моя научная работа не заканчивается. Остается много вопросов, в том числе и заданных в процессе защиты диссертации. Я надеюсь, что их изучением займутся мои ученики. Пока у меня это студенты и магистранты. В этом году планируется магистерская диссертация одной из бывших студенток нашего вуза. За последние 5 лет авторы ряда студенческих работ стали лауреатами и обладателями дипломов первой степени с теми фрагментами исследований, в которых они участвовали, в том числе и по моей докторской диссертации. Я надеюсь, что они захотят в будущем продолжить свою научную деятельность и реализовать себя в качестве ученых-исследователей.

Что же такое «наука» для Михаила Николаевича? – Не задумываясь, он отвечает:

– Наука – это прежде всего постоянное совершенствование самого себя и поиск новых знаний, развитие гипотез и теорий, превращение гипотез в установленные знания. Наука – это то, что двигает человечество, без нее мы бы остались в каменном веке. Сейчас в науке нет границ, важные события становятся достоянием всей научной общественности. Это всегда очень интересно, особенно если касается твоей области. И тогда ты смотришь – что можно привнести или добавить в развитие естествознания.

Однако жизнь не ограничивается только наукой – особое место в жизни Михаила Николаевича занимает его семья, которая поддерживает исследователя на каждом этапе его работы и помогает двигаться к цели. А кроме науки мой собеседник интересуется музыкой и любит играть на фортепиано. Это помогает ему расслабиться и отвлечься от рабочих мыслей. В такие минуты Михаил Николаевич играет что-нибудь из любимого – Людвига ван Бетховена, Иоганна Штрауса или Иоганна Себастьяна Баха.

– В свое время я окончил музыкальную школу по классу фортепиано. На мой взгляд самыми сильными композиторами являются именно представители русской школы – Петр Ильич Чайковский, Николай Андреевич Римский-Корсаков, Александр Порфирьевич Бородин, который, к слову, сочетал в себе множество интересов – был не только композитором, но и химиком, медиком.

 


Материал подготовил отдел по связям с общественностью и маркетингу
Фото Александра Минько и из личного архива Михаила Николаевича Ходосовского

Назад